В России 11 августа вступили в силу поправки в статью 22 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан». Теперь врач или психолог обязаны предоставлять всю информации о здоровье подростка его родителям или опекунам, если те эту информацию запрашивают.

Принятие этих поправок вызвало немало споров в обществе, жаркие дебаты развернулись в социальных сетях. Многих возмутил тот факт, что теперь подростки в возрасте 15 – 17 лет не защищены врачебной тайной. Получается, теперь родитель подростка имеет право узнать результаты анализов своего ребенка, диагноз, информацию о медицинских манипуляциях, а также о проблемах, которые подросток обсуждал с психологом. «А чего вы хотите? – говорят сторонники поправок. – Законный представитель несовершеннолетнего несет за него ответственность, и поэтому должен знать все о его физическом здоровье и душевных проблемах». По мнению инициаторов поправок, закон отредактировали в интересах несовершеннолетних. Предполагается, что теперь родители или опекуны смогут еще более ответственно реализовывать свое право заботиться о здоровье подростка. У противников поправок возникли опасения: ребенок может замкнуться и, боясь гнева и осуждения взрослых, вообще перестать обращаться за помощью. Ведь если подросток не делится чем-то с родителями, значит на то есть причины (конфликт, недоверие, боязнь быть наказанным) и законодательные корректировки могут только ухудшить семейный микроклимат. Может ли принятие поправок испугать подростков и вынудить их реже обращаться за психологической помощью? На эти вопросы ответил медицинский психолог Ставропольской краевой психиатрической больницы №1 Денис Севрюгин.

– В целом я не думаю, что теперь подростки станут реже обращаться за психологической помощью. Работа с психологом носит систематический характер. И когда речь идет о подростках, такая работа редко может оставаться втайне от родителей. Потому что проработка проблемы ребенка напрямую относится и к родителям и включает контакт с ними.  Если только подросток категорически не настаивает на отсутствии этих контактов. Такая просьба, как правило, связана с внутрисемейными проблемами, которые решаются в процессе психологического консультирования.

По мнению Дениса Севрюгина, принятие поправок не только не снизит обращаемость,  но и может сподвигнуть родителей более ответственно и осознанно относиться к проблемам подростка. «Случаи, когда родители против обращения подростка к специалисту, часто связаны с непониманием взрослыми всей глубины проблемы их ребенка. И, конечно, задача специалиста объяснить это на консультации». Например, родители часто могут принять психическое расстройство за обычную лень, апатию, снижение мотивации.

Денис Севрюгин отмечает, что содержание терапевтических сессий остается между психологом и клиентов и держится в тайне от родственников, друзей, учителей подростка. «Конфиденциальность – это базовая вещь. Психологу важно создать атмосферу доверия на терапевтических сеансах. Потому что иначе клиент не раскроется и не сможет рассказать о своих переживаниях». Практика предполагает «договор на берегу», когда психолог и подросток заранее решают, как будут обходиться с информацией, определяется формат встреч и участие в них родителей (если подросток не против). Психолог может давать родителям в процессе работы свои комментарии, рассказывать о динамике и говорить в целом о проблеме.

– Практика такова, что родителям предоставляется возможность общения со специалистом. Закрытость специалиста от родителя – скорее нонсенс, – отметил Денис Севрюгин. – Для успешного разрешения проблемы психологу важно контактировать с родителями или опекунами подростка, потому что решать проблему без их участия скорее всего будет сложно или даже невозможно.

Как в других странах?

Как сообщает источник dw.com, в Германии, родителям или попечителям детей в возрасте до 15 лет, врач сообщает полную информацию о здоровье ребенка. А в отношении подростков от 15 до 18 лет строго соблюдается врачебная тайна: Исключение: врач обязан поставить родителей несовершеннолетнего пациента в известность, если существует угроза его жизни.

По сообщению vogazeta.ru, в США в каждом штате ситуация сохранением врачебной тайны особая: где-то подростки уже с 12 лет могут получить врачебную помощь без разрешения родителей, в некоторых – это можно сделать только по решению суда. В Великобритании, чтобы сохранить в тайне обращение за помощью, ребенок должен быть в состоянии сам принимать осознанные решения. Предполагается, что в 16 лет подростки уже обладают такой осознанностью. Однако по собственному решению врач может отнести к такой категории и детей младше этого возраста.

В Греции, Венгрии, Италии, Латвии, Мальте, Румынии, Словакии и на Кипре действуют такие же законодательные нормы в области охраны здоровья, как и в РФ – родителям и опекунам разрешен доступ к информации о здоровье ребенка. В остальных европейских странах подростки имеют возможность получать медпомощь без согласия родителей.

Иллюстрация к данной публикации взята из общедоступной библиотеки изображений https://www.freepik.com/  и из открытых источников.
Об использовании иллюстраций из библиотеки Freepik подробно можно прочесть здесь